Памятка от сценариста-консультанта Potential Shorts

Для сдающихся…

Во-первых, не сдавайтесь. Ещё две недели продлится приём работ, и этого времени вполне хватит на одну хорошую короткометражку. Со всеми перекусами, перекурами, крепким здоровым сном, потому что одна хорошая лучше, чем несколько никаких. Нет, мы не ограничиваем вас в количестве сценариев, но ратуем за их качество. Впрочем, о качестве скажем чуть позже. Если вы как автор свободно работаете в нескольких жанрах – это прекрасно. Хотя это не так часто бывает даже в «большом» кино. Если не можете выбрать из пары лучших работ самую-самую, исключительную… отправляйте обе. С другой стороны, семь сценариев от одного автора определённо вызывают подозрение: нас пытаются одолеть не умением, но числом. Чаще всего, подозрение оправдывается.
Именно поэтому отправить можно максимум три.
Выбирайте тщательнее.


Теперь от количества перейдём к качеству. Первый же пункт, на который приходится обращать внимание уже не первый год – это «читабельность» текста. Здесь дело не в кёгле, отступах и формате записи. «Американка» или «отечественный»? Возможны гибриды. В любом случае, сценарий, не дошедший до экранного воплощения, это текст, подчиняющийся нормам и правилам русского языка. И чем меньше в нём ошибок, тем лучше. Стилистические ляпы и орфографические «косяки» порой могут просто рассмешить, а вкупе с фактическими подорвать доверие к автору и теме. Пример? «Ветер с Нивы» - это ещё довольно забавно, но «домик под Провансом» - уже повод усомниться, знает ли человек, о чём пишет. Небольшой совет: перечитывайте свой текст (можно вслух) и не стесняйтесь давать его прочесть окружающим. То, что шедевр до окончания творения не должен видеть никто кроме автора – это, скорее, суеверие. Кино всё-таки делается для зрителя. 

И если «зритель», то есть читатель, после финальной точки спрашивает: «и чё дальше?» - это точно не повод гордиться «открытым финалом». Любой сценарий, по сути, является ответом автора на определённый вопрос. Вернее, это ряд ситуаций больших и малых, благодаря которым последовательно обозначается, раскрывается и разрешается проблема, волнующая автора. Желательно с выводами и обоснованиями, но можно и без. Но что дальше-то? Встретились, поговорили, разошлись довольные? Хорошо. Почему разошлись? Зачем встретились? Именно в этом смысле история должна быть целостной и завершённой. Пресловутый «открытый финал» - это, своего рода, логическая развилка. Не «чё дальше?», а «дальше так – либо так».

Очень многие «коротыши», приходящие на конкурс, при ближайшем рассмотрении оказываются всего лишь эпизодами из «чего-то большего». Автор ведёт, если не тащит волоком, героя к определённому событию, а дотянув - бросает. Ну да, событие – Событие! - случилось. Но это ведь только начало истории. И было ли событие Событием? Попробуйте определить тот самый «основной вопрос» и проверить, удалось ли на него ответить. Это поможет отсеять лишнее, доработать материал. Не надо даже особых «профессиональных знаний», достаточно обычной логики. 

Попробуйте кратко сформулировать фабулу: о чём история, как и почему всё так получилось? Если получится два-три емких предложения – хорошо. Если дело не клеится, стоит поразмыслить и поработать над сценарием. Только не сдавайтесь.

Ещё один важный критерий, по которому мы оцениваем сценарии - соразмерность. Соразмерность формы и содержания, глубины замысла и затраченных на его воплощение средств. Образно говоря, удар должен соответствовать замаху. Допустим, сценарий – это действительно ответ на вопрос. Однажды попался мне текст, вопросом и начинавшийся: «Почему люди становятся му**ками»? Не знаю, не смогу ответить, как и автор, сосредоточившийся на рефлексии главного героя. Слишком глобальная формулировка, уточните пожалуйста.

Героическая попытка уместить «в единой горсти бесконечность, и небо в чашечке цветка» на практике превращается в «Санта-Барбару на трёх квадратных метрах», неразбериху и путаницу. Зачастую, чтобы было проще, авторы пытаются использовать символы и образы. Важно, чтобы и они были просты, понятны и считываемы, причем не только автору. Приходить в кино с книжечкой наподобие сонника, разъясняющей, что значит каждый жест… - благодарю покорно.

Некоторые авторы прибегают к другому средству «пояснения»: диалогу. Точнее – «болтологу». Герои рвутся высказать сакральную идею, извергая сотни слов. Простите, но кино – не spoken word show. Зачем ему даны визуальные возможности? Почему нельзя выразиться поступками? Собственно, от героя короткометражки того и требуется – совершить хотя бы один серьёзный поступок. Сюжет может вести к нему или начинаться с него. Да, и это действительно важно.

Вернусь чуть назад: уже описанные выше Истории с Событием тем и были плохи, что поднимали глобальные вопросы при полном бездействии героя. Авторы не скупились на случайные или подготовленные смерти, убийства, катастрофы, видимо, полагая, что они придадут сценарию больший вес и значимость. Но важнее не обстоятельства, а действия в них. Масштабность киноистории строится на этом, а не на числе персонажей, громких речах и космической философии. Эти приёмы можно оставить для литературы.  

Теперь перейдём к противоположному примеру: крайне жестко очерченная ситуация. Типа: «Что будет, если девушка встретит маньяка-извращенца с особым пристрастием к колюще-режущим предметам?» Очевидно же – он пустит её на ремешки с любовно просверленными дырочками. Но это уже не сценарий, а обширная выдержка из полицейского протокола, или газетной статьи просто записанная в «американском» формате. И такое тоже было.  


Мы уже три года не вводим ограничений по тематике. Разве что, просим не искать вдохновения в физических и психических патологиях, а также воздержаться от излишнего кровопролития и однобоких высказываний на тему политики и религии. Дело в том, что, слишком строго ограничивая себя рамками ситуации/темы/жанра, слишком конкретизируя автор рискует оказаться в давно протоптанной колее. Сделать очередной клишированный текст. «Штамповку». Без «воздуха», простора для мысли и действия.

Что плохого в жанре? Ровным счётом ничего. Даже наоборот. Мы приветствуем их во всем многообразии, и единственным мерилом здесь могут стать только технические возможности (читай «грант») и здравый смысл (космо-опера в пятнадцать минут – это что-то нереальное). Но для того, чтобы играть по правилам жанра, надо знать эти правила. Тем более, если вы хотите их превзойти.

Достаточно было уже лирических трагикомедий, шизофренических триллеров и абсурдных мелодрам. Самое печальное, что сами авторы вряд ли предполагали подобное прочтение своих текстов. Что плохого в «штамповке»? Думаю, объяснять не надо: это уже было. Ровно по той же причине мы не принимаем экранизаций и сценариев «по мотивам» литературных произведений. Вне зависимости, Шекспир это или Пелевин. Чтобы узнать мнение классиков по той или иной проблеме достаточно сходить в книжный или библиотеку. Чтобы прочесть трактовки – обратиться к литературоведам. Нас интересует ваши собственные взгляды на положение вещей, вечные темы и т.д.

Чего ещё мы ждём от ваших сценариев? Повторю, вкратце:
-  Своевременности – если говорить по срокам.
-  Читабельности – касательно языка и его стилистики, в первую очередь.
-  Целостности и завершенности – с точки зрения построения истории, сюжета.
- Адекватности и соразмерности – с позиции логики, замысла и исполнения.
- Оригинальности – в чём заключается последний пункт см. выше.

В любом случае, будем рады познакомиться с новыми авторами, их идеями и работами. А ещё больше - взаимодействовать с ними.

 

С уважением,
сценарист-консультант
Кино.Платформы «Potential»
Андрей Репин.